Занимая следующее

Занимая следующее после Великобритании место, имел большое значение для американского экспорта. Германский экспорт, по выражению одного немецкого экономиста, есть функция импорта и оздоровление народнохозяйственного организма Германии должно было стимулировать увеличение американского вывоза. И, обратно, анализ структуры германской внешней торговли показывает большое место экспорта в Соединенные Штаты, при чем американская таможенная политика (тариф Мак Форднея) не отразилась особенным образом на Германии, а заключенный германо-американский торговый договор (8 октября 1923 года), основанный на принципе взаимного наибольшего благоприятствования, положил широкую основу для экономического сближения обеих сторон.

К тому же, крах германской марки и необходимость ее восстановления, как предпосылки реставрации германского капитализма и борьбы с нарастающей революцией — все это заставляло германскую политику обращаться в сторону американских банков, которые и без того играли весьма крупную роль, благодаря кредитованию заморской торговли Германии. Попытки германской политики вызвать вмешательство Соединенных Штатов шли, таким образом, навстречу и специальным, и общим тенденциям американской политики, которая была заинтересована не только в капиталистической стабилизации Германии, но, в связи с этим и кроме того, в соответствующем разрешении всего комплекса проблем европейской политики, — в установлении относительного равновесия сил.

Неоднократно высказанная германской политикой готовность передать разрешение репарационного вопроса на усмотрение Америки делается понятной,, ибо вопрос этот, являющийся основным во всем комплексе проблем экономической и политической жизни Европы, связывался с вопросом о межсоюзнических долгах и рассматривался американским капиталом, как рычаг давления на политику держав Европы. В этой связи интересно выступление американского секретаря по иностранным делам Юза (в Нью-Хавене), в официальной и достаточно определенной форме засвидетельствовавшего актуальное значение судьбы репарационного вопроса для американской политики. Выступление это было накануне захвата французами Рура и, таким образом, являлось как бы предостережением Франции, пытающейся установить в Европе.