Я никогда не был

Я никогда не был сердобольным, тем более в те годы. Осуждение бандитов считал совершенно правильным. В обычных условиях я без звука взялся бы за выполнение такого поручения. Теперь же речь шла не только о том, чтобы присутствовать при расстреле одиннадцати человек. На следующий день должно было слушаться дело штабс-капитана П. А это означало, что с самого утра и до позднего вечера, если не до глубокой ночи, меня ждала напряженная работа. Ночь до важного процесса я должен был провести без отдыха, переживая виденное. Я понимал, что после такой ночи приниматься за разбирательство дела важного политического преступника было бы безответственным.

Я решил переговорить с Тереитьевым и объяснить ему, что никуда я не поеду. Всему есть свои границы. Или я буду присутствовать при приведении смертного приговора, в исполнение, но тогда дело П. пусть передадут кому-нибудь другому, или же я буду председательствовать при разборе дела П., но не поеду на казнь.

В тот день переговорить с Тереитьевым мне не удалось: он до вечера был на заседании. Когда же освободился я, Те-рентьева уже не было. На следующий день я пришел на работу раньше обычного, чтобы не пропустить Тереитьева. Когда сказал ему все, что хотел, лицо его стало серьезным.

— Что значит, вы не будете делать этого? У нас такого быть не может, — с возмущением проговорил он. — Приказ есть приказ, мой друг. Кстати, сегодня председательствует Бычатин, и кто знает, закончат ли они до полуночи. У Демидова, как и у тебя, завтра заседание. К тому же он еще молод и неопытен. На такое задание можно послать только уравновешенного человека, такого, как ты, — заметил он с издевкой. — Успокойся и не нервничай.

Я ушел с твердым намерением поговорить с председателем суда Яковлевым, но перепалка с Тереитьевым так расстроила меня, что сначала я зашел к себе в кабинет, чтобы немного успокоиться.

Несколько минут нервно ходил по комнате. Немного успокоившись, пошел к Яковлеву.

Яковлев не дал мне и слова сказать, заявив, что он уже все зиаот и считает, что меня действительно не следует посылать представителем на приведение в исполнение смертного приговора. И не только потому, что у меня завтра процесс.