Великобритании

Великобритании, Италии, США, Бельгии, Греции, Испании, Швеции, Норвегии, Голландии, Дании, Швейцарии, Португалии, а также непосредственно Турции и Болгарии. Однако ответа никто не прислал. Зарубежные государства по разным причинам не торопились с признанием Молдавской-республики.

С «суверенитетом» Молдавской республики не считались даже французские дипломаты и военные, поддерживавшие связь со Сфатул Цэрий и его исполнительным органом. На деньги Антанты и с мандатом генерала Щербачева без разрешения правительства республики Бессарабию прибыли бывшие царские генералы Асташев и Левицкий для вербовки офицеров и «надежных солдат» в белогвардейскую армию. В беседе с Д. Чугуряну Асташев поведал, что «отряды формируются для борьбы с большевиками и возрождения русской армии, причем эти отряды будут ядром, вокруг которого сконцентрируются силы, которые спасут гибнущую Россию». Газета «Свободная Бессарабия» опубликовала «воззвание» царских генералов.

Естественно, ясским правителям, при всей их враждебности к большевикам, пришлась не по вкусу поддержанная Антантой затея царских генералов, не скрывавших своего намерения восстановить «единую неделимую Россию», никак не согласовывавшаяся с их планами относительно Бессарабии. Под влиянием румынского правительства Чугуряну пытался воспрепятствовать созданию белогвардейских отрядов на территории Бессарабии. Союзники не обратили внимания на его запреты: им нужны были солдаты для белогвардейских армий. Н. Иорга с сожалением отмечал: «Французы продолжают организовывать русскую армию для Антанты, которая может стать опасной для нас».

Меньше всех с суверенитетом Молдавской республики считалось командование оккупационных войск. Оно полностью присвоило себе карательные функции в республике, в население внедрялись агенты румынской охранки (сигуранцы), проводилась настоящая охота за местными жителями, которые в той или иной форме протестовали против румынской интервенции.