в своем послании

Так, уже в своем послании от 535 г. король Теодат горько сетует на непокорность римского сената. Он упрекает сенаторов за смуты, возникшие в Риме, и возлагает на них всю ответственность за эти волнения. При этом остготский король выражает опасения, что волнения и беспорядки в Риме могут послужить дурным примером и для населения других городов в провинциях Италии. Король особенно сожалеет о том, что ему приходится подозревать людей «знатных» и «почтенных», и высказывает надежду, что они вновь докажут свою преданность правительству (Cass. Var., X, 13. 1—6).

Но, по-видимому, Теодат далеко не был уверен, что отцы-сенаторы изъявят свою покорность, и поэтому он, наряду с различного рода увещеваниями и обещаниями прощения, пускает в ход и угрозы. В частности, в одном из посланий он прямо писал, обращаясь к сенаторам, что им лучше подчиниться по собственной воле, нежели под принуждением страха (necessitate terroris.— Cass. Var. X, 13. 5—6).

Однако вскоре под давлением тяжелых обстоятельств Теодат вновь полностью капитулирует перед римским сенатом и через своих уполномоченных приносит сенату клятвенные обязательства, гарантирующие личную неприкосновенность сенаторов. Об этом было объявлено в королевском послании сенату, написанном в том же 535 г. Теодат призывает римских сенаторов, получив гарантии безопасности, доказать свою верность остготскому королю и его правительству (Cass. Var., X, 16. 1—2). Неустойчивый и слабый правитель в своих отношениях с сенатом все время переходит от заискивания к угрозам, а затем опять расточает сенаторам всяческие милости и обещания.

В это же время наряду с активизацией сенаторской оппозиции усилилось и недовольство народных масс, вылившееся и открытые народные волнения в Риме. В послании короля Теодата от 535 г., адресованном римскому народу, прямо говорится о народных мятежах (seditiones) в Риме, порожденных различными слухами и якобы необоснованными подозрениями (С a s s. Var., X, 14. 2).

Вполне возможно, что эти волнения подстрекались самими сенаторами и разжигались различными слухами, сеявшимися в народе. Однако сам факт народных выступлений против правительства Теодата весьма симптоматичен.

Остготское правительство было сильно обеспокоено также и растущей рознью между римлянами и готами. В королевском послании явно чувствуется боязнь того, что население Рима может перейти на сторону византийцев.