В понимании этноисторических процессов

В понимании этноисторических процессов, протекавших в урало-казахстанских степях в V—VIII вв. н. э., у авторов данного исследования не сформировалось общего представления. В этой связи данная глава дается в изложении С. Г. Боталова.

Попытаемся реконструировать историческую ситуацию, которая сложилась в урало-казахстанских и восточноевропейских степях в период основного бытования традиции сооружения курганов с «усами» и комплексов селенташского типа V—VIII вв.

Помимо вышерассмотренных памятники раннего средневековья в урало-казахстанских степях крайне малочисленны. При определении различий некоторые из них (Каменный Амбар, курганы 5, 6; погребение Аркаим; Шипово, курганы 2, 3; Верхнепогромное, курган 4, погребение 3) обнаруживают достаточно четкие гуннские традиции, которые усматриваются в северной ориентировке покойников, наличии гробовых конструкций, наборе вещевого инвентаря. Основная часть постгуннских памятников на севере степной зоны располагается в лесостепном Приуралье и Зауралье. Но на этом этапе наблюдается процесс смешивания гунно-сарматского и местного лесостепного населения. Так, в результате микширования приуральского финно-угорского населения, носителей именьдяшевской культуры (могильник Охлебинино, Шиповский, Ново-Сасыкуль) и гунно-сарматских племен, оставшихся в пределах Приуралья [Овсянников, 1999] после ухода основной части гуннского союза далее на запад, в бассейне среднего течения реки Уфы, к V в. н. э. формируется турбаслинская культура, которая продолжает существовать вплоть до VIII в. н. э. Население ее, по всей видимости, ведет оседлый (или полу оседлый) образ жизни, однако основные слагающие ее элементы: небольшие грунтовые курганы с индивидуальными захоронениями, узкими прямоугольными ямами с нишами.