В конце первого допроса

В конце первого допроса Харбу опять надели на голову мешок и увели. Руки связали за спиной и голого, с мешком на голове втолкнули в какое-то тесное помещение. Дверь захлопнулась. Несмотря на то что в мешке были две дырки для воздуха, он боялся, что задохнется. Поэтому, упираясь головой в стену, он постепенно стащил мешок и увидел, что находится в крошечной камере без окон, в которую свет попадает только через щель под дверью.

— Это был просто шкаф,— говорил Харб.— Мой рост 178 сантиметров, и я не мог там выпрямиться. Сесть тоже было невозможно. Но страшнее всего был устроен пол. Он был бетонный, и в нем через малые, но неравные промежутки находились каменные шипы.

— Они были острыми, с режущими ребрами, высотой сантиметра полтора-два. Обеими ногами из-за них невозможно стоять. Я стоял на одной ноге и, когда она уставала, менял ее.

Харб считает, что первый раз провел в «шкафу» три или четыре часа. Затем дверь открылась. Ему напялили на глаза какие-то матерчатые очки, сделанные из черной ткани. На голову опять был накинут мешок. Харба вывели, как он считает, во двор.

— Судя по голосам, меня били три или четыре человека. Потом один сказал: «Теперь встань на четвереньки». На дворе было много мелких камешков, и по ним было очень больно ползать. Это продолжалось около часа. Я ползал по земле, а они били меня. Потом они ездили на мне верхом, как на лошади.