указывает и то обстоятельство

На это указывает и то обстоятельство, что все православные просветители уделили распространению научных знаний среди народа весьма заметное внимание. Даже один из самых радикальных традиционалистов святой Афанасий Паросский полагал, что «жажда знаний естественна», а «обладающие знанием мирских наук очень помогли Церкви». Вопреки распространённому мнению, не отрицал он и древнегреческую традицию: в частности, говорил о том, что знание канонов риторики и древнегреческих ораторов необходимо для каждого проповедника. Не случайно его ученик Никифор Хиосский впоследствии назвал его совершенным знатоком «внешних и божественных» знаний.

В случае с Афанасием мы имеем дело с синтезом святоотеческой и античной традиций, который сочетался с осторожным использованием произведений современных европейских авторов. Вопреки устоявшемуся мнению, православные просветители не отвергали древнегреческую образовательную традицию. Старший преподаватель Афонской Академии Евгений Вулгарис написал над её входом знаменитое платоновское «Не геометр да не внидет». Его ученик Косма Этолийский называл древнегреческих философов «ясными светочами для всего человечества».

Традиционалисты были хорошо знакомы с античной культурной традицией, но, в отличие от Просветителей, подходили к ней избирательно, в чём-то соглашались, в чём-то ставили под сомнение. Православные просветители XVIII в. сами были воспитаны на греческой философии, которая воспринималась ими как интеллектуальная дисциплина и преддверие к богословию (в этом их взгляды совпадают с византийскими отцами Церкви).