Спустя два дня

Как ни странно, но он носил свою подлинную фамилию… Меня терзали сомнения, но я все же разыскал тот адрес, который они мне оставили.

— Ужасная наивность!

— В том-то вся и беда. Спустя два дня ко мне домой пришел другой связной, назвал условленный пароль. Это был Петер Ковач. С того дня я заметил, что за моей квартирой установлена слежка.

— Выходит, Ковач оказался предателем?

— Да! Я сразу же уехал из Венгрии. Здесь я узнал, что настоящее имя того венгра Реннер, что он — доверенное лицо Белы Кирая. Он провалился! Следя 8а ним, люди из органов безопасности пришли ко мне на квартиру…

Представьте себе, в каком положении оказался я! Напротив меня сидел человек, являвшийся членом антигосударственной организации, из-за которой я, как разведчик, не достиг необходимых результатов.

В какой-то степени мне стало жаль его, так как я чувствовал, что втянутым в контрреволюционную деятельность он оказался отнюдь не по убеждениям, а из-за своей наивности и ложного идеализма, короче говоря, он попал в сети более хитрых мерзавцев. Мне нужно было решить, смогу ли я использовать этого человека с пользой для Венгрии.

Сам Банкути нисколько пе пострадал бы, если бы я (с согласия Центра, конечно) использовал его в своих целях. Итак, я взял его к себе. Он вошел в мое непосредственное окружение и одновременно стал моим шофером. Позже и без моей помощи он организовал «Международный комитет венгерских спортсменов-эмигрантов» под председательством Пушкаша и по моему предложению возглавил секретариат. В тех условиях это было действенным средством для возможности нанести удар по Беле Кираю и так называемому «Союзу венгерских борцов за свободу», а в конечном счете по их хозяину — ЦРУ.

По договоренности с Центром я послал Беле Кираю письмо следующего содержания:

«Дорогой Бела!

Прежде всего хочу поблагодарить тебя за то, что ты вспомнил обо мне в связи с делами комитета ООН. Хочу также поставить тебя в известность о том, что деятельность комитета здесь вызывает жгучий интерес, и я боюсь, что не смогу работать, так как не исключены нежелательные последствия.