Сменивший Маргиломана

Сменивший Маргиломана генерал Коанда не отменял распоряжения своего предшественника о наступлении на Буковину. Наоборот, заручившись согласием представителей Антанты и США в Яссах, 26 октября (8 ноября) он двинул войска сначала в Южную, а затем в Северную Буковину и северную часть Бессарабии. В опубликованном воззвании к населению Буковины командующий: румынскими королевскими войсками генерал Задик объявил, что цель румынских войск — «охранять жизнь, имущество и свободы всех наций и (людей — И.Л.) всех вероисповеданий от преступных банд». Он заверил, что «каждому жителю гарантируется свобода пользования своими гражданскими правами», но в то же время предупредил, что «со всей положенной строгостью будет пресекать всякую попытку к беспорядкам, актам насилия, неподчинения-его приказам». В Буковине события развивались во многом по такому же сценарию как в Бессарабии в конце декабря 1917 г. и начале января 1918 г.

Украинский Краевой комитет выразил протест румынскому командованию, оставшийся, кстати, без ответа. Сами члены Краевого комитета еще 29 октября (10 ноября) бежали в Галицию. Население Северной Буковины и северных районов Бессарабии, считая королевские войска душителями свободы, оказывали им в ряде-мест сопротивление. Однако их выступления носили разрозненный стихийный характер и подавлялись румынскими войсками.

В Яссах тешили себя мыслью, что, поскольку Бухарестский мир не был утвержден королевским декретом, его можно считать недействительным, и, следовательно, Румыния договора 1916 г. с Антантой не нарушала, то на законных основаниях она должна считаться членом блока и вправе рассчитывать на выполнение всех пунктов данного договора. Надеялись румынские правящие круги и на то, что союзники официально санкционируют объединение Бессарабии с Румынией. А главное же, по их мнению, состояло в том, чтобы «вступить в действие» до формального окончания мировой войны. В их распоряжении оставались считанные дни.