«Скромность» Киссинджера

«Скромность» Киссинджера в объяснении своей роли никого не удовлетворила…

— Это для меня вопрос чести,— объявил государственный секретарь на другой пресс-конференции.— Я постоянно стремился, быть может, и не всегда успешно, придерживаться определенных принципов в своей жизни. Если я не смогу следовать этим принципам, я уйду из общественной жизни. Я считаю подслушивание отвратительным,— продолжал он.— Очень больно подслушивать людей, с которыми тесно связан.

Заявление, вызвавшее в Вашингтоне сенсацию, Киссинджер заключил словами:

— Я не считаю возможным руководить внешней политикой Соединенных Штатов в условиях, когда репутация государственного секретаря становится предметом обсуждения. И если этот вопрос не будет разрешен, я уйду в отставку.

При этом он поторопился добавить, что откажется от своей угрозы, если сенатская комиссия по иностранным делам очистит от подозрений его имя. Он уже направил ее членам письмо, официально требуя обсуждения всей своей деятельности на государственных постах, и будет только рад предстать перед комиссией в качестве свидетеля…

«Это был смелый и хитро рассчитанный ход, считает Дэвид Уайз.— Вот уже больше года в политической жизни Америки доминировал «Уотергейт». Ричард Никсон выглядел в глазах американцев руководителем с запятнанной репутацией, дело о его «импичменте» близилось в палате представителей к завершению. Коррупция, разъедающая Америку изнутри, наносила ущерб и ее авторитету за рубежом. Миллионы простых американцев, даже те, кто голосовал за Никсона, были приведены в замешательство и возмущены деяниями президента. Лишь один человек из высокопоставленных лиц вышел из всех скандалов почти незапятнанным — Генри Киссинджер».

Настроения, царившие в Вашингтоне, выразил член палаты представителей Трент Лотт, республиканец из Миссисипи.