сделано напоминание

Вместе с тем Германии было сделано напоминание, что в выработке условий применения указанных в статуте санкций против государства, признанного нападающей стороной,—принимают участие все члены Лиги Наций и ее Совета,—и, следовательно, Германия получит возможность отстаивать свои, интересы. На этом основании требуемая ею для себя специальная оговорка отклонялась: «Постановления Статута не позволяют, в случае действия, предпринятого в силу ст. 16, пред ставить каждому государству, члену Лиги, свободно решать, должно ли оно в нем участвовать… Совету кажется невозможным, чтобы член Лиги и Совета, в случае начатых операций против государства нарушителя статута, сохранял положение, дающее возможность его гражданам избавиться от общих обязательств, налагаемых статутом».

Именно эти условия и имел в виду французский ответ на германское предложение заключить серию договоров гарантийного и арбитражного характера, когда настаивал на предварительном принципиальном разрешении вопроса о вступлении Германии в Лигу Наций. За этой тождественностью пред’являемых Германии требований со стороны французской политики и Лиги Наций, т.-е. в данном случае— политики британского империализма стояли, однако, различные определяющие мотивы: Англия имела в виду отрыв Германии от Советского Союза, вовлечение Германии в сферу своей антисоветской политики, и создание обстановки полной изоляции для Советского Союза, создание в Центральной Европе надежной базы и обеспечение тыла для наступления на Восток, между тем, как французская политика усматривала в ст. 16 статута Лиги Наций возможность установления своего контроля над деятельностью Германии, которая в условиях политических и военных осложнений в Восточной Европе могла бы стать опасной в том смысле, что в благоприятный для себя момент получила бы возможность приступить к ревизии своих восточных границ, т.-е. изменить в свою пользу и в ущерб Чехо-Словакии и Польше территориальные отношения данного участка после-версальской Европы.

На поддержании и неприкосновенности условий Версальского договора Франция особенно настаивала, и это было особо оговорено в ее ноте (п. 2) и затем красной нитью проходило через все этапы переговоров о заключении договоров гарантийного и арбитражного типа. Своеобразной чертой этих франко-германских переговоров являлось то, что выступления обеих сторон в той или иной мере являлись результатом переговоров и борьбы с третьим лицом.