Самым фантастическим

Самым фантастическим было дело по обвинению одного венгра из крестьянской семьи. Оно попало нам в руки в числе первых. За несколько дней до нашего первого визита в тюрьму к нам пришел начальник тюрьмы и передал клочок бумаги, на котором карандашом по-венгерски, со множеством ошибок, венгр писал, что он служил в восемнадцатом году в Красной Армии, потом боролся против белых в партизанском отряде, а после того, как белых прогнали, был милиционером в одном селе, находящемся далеко от Читы.

По сей день он не знает, за что его посадили в тюрьму, где он сидит уже больше года. Я стал искать дело этого венгра, но его нигде не было. Тогда я попросил начальника тюрьмы доложить мне, на каком основании они держат в заключении Яноша Ковача. Начальник тюрьмы прислал мне решение прокурора. В нем говорилось, что Янош Ковач подозревается в убийстве и на время расследования подвергается предварительному заключению. Номера дела санкции прокурора пе упоминалось. Сам же прокурор, подписавший санкцию более года назад, уволился с работы и уехал в европейскую часть России.

Я сразу же начал расследование по делу Яноша Ковача. Ковач рассказал мне, что весной двадцатого года ои демобилизовался из армии и был направлен на работу в милицию, где проработал полтора года. Осенью двадцать первого года в деревню, где он работал, приехала какая-то комиссия, занимавшаяся расследованием дела об убийстве одного греческого купца. Купец якобы два года назад поехал по торговым делам в эту деревню и с тех пор исчез. Как было установлено, из Читы купца повез на телеге крестьянин — житель этой деревни, который через два дня вернулся в город, но купца с ним уже.