Работа

Работа по очистке тюрем отняла у меня много времени и энергии, но я не отказался от мысли поехать учиться. Я верил в то, что диссертация моя будет одобрена и меня допустят к приемным экзаменам. Поэтому начал серьезно готовиться к экзаменам, используя каяодую свободную минуту.

Товарищ Терентьев не раз заставал меня за чтением произведений Маркса, Ленина, Плеханова и не упускал случая съязвить в мой адрес. Я отвечал ему тем же, иа что он обычно говорил пословицу: смеется тот, кто смеется последним. Я даже начал подозревать, что он опять что-то придумывает, чтобы не отпустить меня в Москву.

Опасения мои скоро оправдались. Я в то время как раз готовил к судебному разбирательству одно важное политическое дело по обвинению начальника отдела владивостокской контрразведки штабс-капитана П. За два дня до суда Терентьев передал мне письмо, в котором говорилось, что Верховный Суд СССР и ВЦИК отклонили прошение о помиловании Лефковича и его подручных и что смертный приговор, вынесенный всем одиннадцати участникам банды, должен быть приведен в исполнение. Произойдет это завтра в час ночи.