Покорнейше прошу

Покорнейше прошу вас поместить сие письмо в издаваемом вами журнале и тем доставить мне неоцененное удовольствие изъявить торжественно пылающую в душе моей благодарность госпоже коллежской асессорше Надежде Петровне Титовой за человеколюбивый со мною поступок.

В Бородинской битве получил я две весьма опасные раны от пуль. Гренадеры моего батальона донесли меня до ближайшей деревни, где я, по счастью, увидел нашего полкового квартерместра. Он тотчас дал мне лазаретную карету, в которой повезли меня в Москву. Августа 28 дня приехал я туда. В Головинском дворце перевязали мои раны и дали билет для занятия квартиры — в Немецкой слободе. Я отправился туда, но по нерасторопности моего человека тщетно искали мы назначенной квартиры до самого вечера. Езда по мостовой растрясла меня до того, что кровь сквозь бинты выступила из ран. Чувствуя нестерпимую боль, приказал я, наконец, остановиться на улице — и в сем крайнем положении не знал, что делать.

Чрез несколько минут отворились дверцы моей кареты, и я увидел почтенную даму, которая начала просить меня, чтоб я расположился в ее доме, представляя, что уже ночь наступает и что квартиры, мне назначенной, не отыщут, может быть, до завтра, но что ее дом находится оттуда весьма близко и что она приложит все старания облегчить мои мучения. В сию минуту увидел я в ней ангела, посланного с Небес для моего спасения! Я не ошибся. Поблагодаря великодушную незнакомку, сказал я, что наделаю ей много беспокойства, но она убедила меня принять ее предложение. Мне отвели самую покойную комнату, послали за лекарем, и все, в чем я только мог иметь нужду, мне было представлено.