Подобные разговоры

Подобные разговоры долетали до ушей Сухэ, но он до поры до времени сдерживался. Князья, которые еще совсем недавно кричали «смерть маньчжурам и китайским купцам!», теперь поговаривали чуть ли не о передаче Монголии на милость Юань Шикая, вызывали у него глубокое презрение. Ради собственных мелких выгод они готовы были вновь ползать на брюхе.перед китайскими чиновниками и купцами. Это было самое тяжелое время в жизни Сухэ. Он на каждом шагу натыкался на сопротивление, ощущал на себе горящие ненавистью взгляды. Князья пьянствовали и развратничали. Возле гарнизона вырос целый поселок, где предприимчивые купцы торговали вином и поставляли «живой товар». Жалованье, предназначавшееся цирикам, оседало в карманах командования. Боевой подготовкой князья не занимались, солдаты питались скудно. Участились случаи заболевания цингой.

От всех подразделений выгодно отличалась рота Сухэ. Год пребывания на курсах пулеметчиков не пропал даром. Очень многому он научился у русских инструкторов. Занятия они всегда проводили по строго определенной программе, требовали исполнительности, дисциплины. То была суровая школа для степняков, не знающих цену времени. В степи время текло медленно, один день был похож на другой. И кому могло прийти в голову, что несколько минут могут иметь какое-то значение! Но на курсах Сухэ научился ценить время. Воинская жизнь без четкого распорядка сейчас казалась немыслимой. Он по при-меру русского подпоручика составлял недельный план занятий и стремился его выполнить. Солдаты его роты всегда были подтянутыми, беспрекословно выполняли все приказания Сухэ, стреляли лучше других, были сыты и обуты. И за это сынки князей ненавидели Сухэ еще больше. Для цириков помощник командира роты был старшим товарищем, к нему в любое время дня и ночи каждый мог заходить запросто, выкладывать свои жалобы. Получилось так» что теперь даже солдаты других подразделений стали приходить к Сухэ.