под грифом «секретно»

Примерно в этот же период Розовскому под грифом «секретно» пришла докладная записка за подписью военного прокурора Московского военного округа Ю.Я.Бермана и председателя военного трибунала округа Л.Я.Плавнека. В ней перечислялись многочисленные факты нарушения законности, применения неправомерных методов ведения следствия и фальсификации дел работниками НКВД Московской области, указывались случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности, ставился вопрос о необходимости срочного реагирования на беззакония.

Столь серьезный документ, да еще засвидетельствованный подписями высоких руководителей военной прокуратуры и трибунала, требовал рассмотрения, по крайней мере, тем должностным лицом, которому был адресован, т.е. Главным военным прокурором. Розовский оказался в двусмысленном положении: надо либо сообщать о беззакониях в вышестоящую инстанцию — Прокурору СССР Вышинскому, либо мотивированно объяснить авторам документа Берману и Плавнеку несостоятельность поставленных ими вопросов. И то и другое Розовский посчитал для себя нежелательным, а потому в свойственном ему бюрократическом стиле решил использовать третий вариант, освобождавший его от необходимости принимать решение. Докладная оказалась на столе начальника следственной части особого отдела Московского военного округа майора безопасности В.Столярова с резолюцией Главного военного прокурора: «Учесть при следствии».

Возникает резонный вопрос: почему у него? Ведь в докладной указывалось о нарушениях законности в деятельности территориального управления НКВД.

Добавить комментарий