основные работы

Итак, основные работы по описанию Новгородского края шли в указанных нами хронологических рамках, хоть и начались в двух пятинах несколько раньше общего потока. Тверской край был, как уже отмечалось, описан в 1491 г. С. М. Каштанов считает, что работы были начаты осенью 1491 г. Тип описания, когда земля окладывалась сохами «по-московски», вполне удовлетворил правительство: надобности в повторном описании не было.

П. Н. Милюков относит к 1491 г., помимо Твери, посошное описание еще двух уездов: Переяславля-Залесского и Звенигородского. Что касается последнего, то здесь простое недоразумение: Милюков сослался на выпись из писцовых книг В. И. Голенина о митрополичьей Великой слободе и селах Никитского и Ополева станов 17. Уезд в самом документе не был указан и, так как в копийной книге выпись предваряло несколько звенигородских грамот, то и документ письма В. И. Голенина Милюков отнес к Звенигородскому у. На самом деле выпись была сделана с книг Переяславского у. Князь Василий Иванович Голенин возглавлял описательные работы по Московскому у. (1498/99 г.), а также в Радонеже (1503/04 г.), который в те годы, возможно, еще сохранял статус самостоятельного уезда. Работал он и в Переяславль-Залесской земле, о чем имеется ряд свидетельств, но большинство из них не приводят точной даты переписи. Лишь три документа указывают годы описания В. И. Голениным Переяславского.

Это уже упомянутая выпись на митрополичьи владения 1491/92 г., жалованная льготная грамота Симонову монастырю, выданная в июле 1538 г., где есть ссылка на описание В. И. Голениным в 1491/92 г. пустых варниц у Соли Переяславской, и, наконец, разъезжая грамота от 8 февраля 1504 г., когда «великого князя писец князь Василий Иванович Голенин разъехал есми великого князя землю. с Чюдовского монастыря землею». Разрыв в датировке описаний, равный 12—13 годам, свидетельствует о том, что мы имеем дело с двумя разными переписями, причем ту и другую проводил

B. И. Голенин, или же в даты описаний вкралась какая-то ошибка. Существует еще несколько недатированных документов, где В. И. Голенин выступает как писец Переяславского у. Исследователи (С. Б. Веселовский,

C. М. Каштанов, А. Д. Горский) придерживаются разных точек зрения относительно точности датировки этих документов. Вернее, Каштанов судный список по Переяславскому у. относит не к 1499—1502 гг., как это было указано в издании, а к январю, февралю 1504 г. Горский поддержал доводы Каштанова. Разъезжая грамота Голенина в Переяславском у. датирована издателями 1503/04 г. В грамоте от 25 января 1507 г. Василий III устанавливает сумму оброка с переяславских сокольников «по книгам, по новому письму по княжу Васильеву Ивановича Голенина». «Новым письмом» в актах начала XVI в. назывались сошные книги генеральной переписи 1497—1504 гг. Таким образом, факт описания Переяславль-Залесского у. В. И. Голениным в период проведения на Руси первой генеральной переписи не вызывает сомнения. Труднее ответить на вопрос: руководил ли описанием В. И. Голенин в 1491/92 г. и было ли оно? Указание этой даты в двух документах, относящихся к разным фондообразователям, как будто дает основание для положительного ответа. Вместе в тем ряд факторов позволяет усомниться в данном положении. В судебном деле, которое датировано 1502—1504 — гг., одна из тяжущих сторон ссылается на прежнее описание.