Копию документа

Копию документа прокурор округа переслал в Москву Это было похоже уже на подкоп под самого Вышинского — крестного отца теории, провозглашавшей личное признание обвиняемого «царицей» всех доказательств.

Тревожный сигнал поступил из Белорусского военного округа от военного прокурора Н.М. Малютина: «Мы не справляемся, что-то делается неправильно, массовые аресты так бесследно не проходят, считаю, что здесь имеются нарушения революционной законности. Мы, как военная прокуратура, реально ничего сделать не можем».

Докладная Малютина скорее напоминает призыв о неотложной помощи. Но вместо нее из Москвы идет телеграмма, больше похожая на откровенный окрик: «НКВД разберется, нечего особенно влезать в это дело».

Главный военный прокурор оказался между двух огней. Он отчетливо видел, как подмяли прокурорский надзор, как он повсеместно свертывается. Одновременно идет процесс насаждения беззакония. В глубине души Розовский сознавал, что когда-то спросят и с него, как это сделали уже с бывшим Прокурором СССР И.А. Акуловым, с наркомом внутренних дел Г.Г.Ягодой. И ему придется отвечать, почему не противодействовал беззаконию. Страх перед набиравшим силу НКВД был сильнее, и потому он предпочел продолжать полную неопределенности дипломатию, суть которой представлена.