к подобным бунтам

Первый же, видимо, довольно зажиточным крестьянином. Эти трое долго скрывались, но в конце концов бейлиф аббата арестовал их, забил в колодки, после чего они, как и их товарищи, покорились.

На страницах этой печальной повести мы находим все атрибуты, характерные для коллективного социального протеста рассматриваемого периода. Страстное желание крестьян получить свободу; достаточно обостренное чувство личного достоинства, не позволяющее им смириться с произвольными арестами лорда, цепями, колодками, ненавистными им не менее, чем сервильные повинности; удивительное упорство в преследовании своих целей, и прежде всего столь желанной свободы. Этот случай особенно интересен и тем, что в нем хорошо прослеживается тесная связь легальных действий крестьян с их бунтарскими выступлениями, легкость, с которой первые перерастали во вторые.

Наконец, в этом деле отчетливо виден относительно организованный характер такого рода бунтов, наличие в них группы признанных руководителей и даже своего рода «заговора» (conspira-tio).

Если добавить к подобным бунтам по меньшей мере 105 насильственных акций в связи с огораживаниями, о чем мы говорили выше, то очевидно, что в конце XIII в.— первой половине XIV в., в отличие от более раннего периода, крестьянские вооруженные выступления и бунты были нередким, если не сказать обычным, явлением. По остроте протеста, а иногда и степени организованности они представляли собой высшие проявления локальной крестьянской борьбы, рассмотренной нами.

Интересно отметить, что крестьянские бунты уже в первой половине XIV в. иногда были тесно связаны с выступлениями горожан против их общего лорда. Это случалось обычно в небольших городах, принадлежавших крупным церковным феодалам. Выше мы уже привели случай выступления горожан Ньюкасла на стороне вилланов приора Ньюкаслского в столкновении с ним. Аналогичные совместные действия горожан и крестьян имели место в 1315 г. против аббата Абингдонского. Большая группа лиц (22 поименно и «многие другие») из 11 селений в окрестностях Абингдона (видимо, принадлежавших монастырю) явились на заседание иммунитетного суда аббата (court ieet) в Абингдоне, напали на бейлифа и сами стали вести судебные разбирательства, освобождая от наказаний нарушителей хлебной и пивной ассизы и других правонарушителей, подсудных этому суду. Кроме того, по сговору с «другими людьми» они не пропускали к мельнице аббата тех, кто приезжал в город для помола зерна, не позволяли слугам аббата брать пошлины за пользование стойками на рынке в Абингдоне, не пропускали в город людей, идущих туда на ярмарку аббата, избивали и ранили его слуг.