Известно

Известно, что разрастание штатной численности любого ведомства требует в оправдание своего существования, если можно так выразиться, расширения фронта работ. Похоже, этот принцип сполна воплотился и в деятельности НКВД: его активность в разоблачении «врагов народа» резко возросла. Так как военные суды не справлялись с нагрузкой, потребовалось расширить практику внесудебного рассмотрения дел, что и было декларировано постановлением ЦИК и СНК от 5 ноября 1935 года «Об Особом совещании при Народном комиссаре внутренних дел СССР». Новое ведомство, которое возглавил Генрих Ягода, было наделено исключительными полномочиями в части применения внесудебных репрессий к любым гражданам, кого НКВД причислял к категории общественно опасных лиц.

Вскоре Орловскому настоятельно порекомендовали съездить за границу, чтобы подлечить свое здоровье. Просматривается некоторое совпадение между его заболеванием и усилением репрессивных акцентов в деятельности НКВД, против которых выступал Главный военный прокурор. Он выехал на лечение в Германию, где в апреле 1935 года скончался.

Хоронили С.Н. Орловского, как и подобает, по высокому разряду Поезд Берлин — Москва на перроне Белорусско-Балтийского вокзала встречали видные военачальники Корк, ГЦаденко, а также Вышинский, Ульрих. На катафалке — живые цветы, венки от наркома обороны Ворошилова, Буденного, Прокуратуры СССР На Новодевичьем кладбище урну несли Корк, ГЦаденко, Вышинский. Ушедшему в иной мир руководителю военной прокуратуры были возданы последние воинские.