Из этих документов

Из этих документов видно, что первое время Теодат стремился завоевать симпатии влиятельных кругов римской аристократии и поэтому хотел загладить свои прежние насилия и вымогательства в отношении римских землевладельцев.

Получив в свои руки управление государством, он готов был ради поднятия своего политического престижа даже несколько поступиться личными выгодами. В этом отношении очень характерно послание Теодата от 534 г. к его «человеку» (homini suo) Феодосию,, заведовавшему частными имуществами короля, в котором после риторического и лицемерного вступления, прославляющего умеренность и честность, Теодат запрещает всем лицам, принадлежавшим к «людям короля» и находящимся под надзором Феодосия, совершать какие-либо дерзкие поступки, нарушающие законы. Все судебные дела этих лиц должны рассматриваться в общем порядке и на основании общих законов. Политическая цель этого предписания делается совершенно ясной из заключительной части послания, в которой Теодат прямо говорит, что это необходимо во избежание каких-либо жалоб со стороны населения (Gas к. Var., X, 5. 1-3).

Стараясь снискать расположение римской аристократии, Теодат назначает видных представителей сенатской знати на высшие государственные посты. Так, еще летом 535 г. Теодат заигрывал с сенатом, назначив патриция и эксконсула Максима из древнего рода Анициев на видный пост примикерия, или же доместика, и дав ему в жопы (с большим приданым) одну из знатных готских девушек, принадлежащую к королевскому дому Амалов 28. В специальном послании Теодат восхваляет «прославленный во всем мире, благородный род Анициев» и указывает, что родство между королевским домом Амалов и древним родом Анициев знаменует особое расположение нового короля ко всем знатным римским фамилиям.