Далее специальные корреспонденты

Далее специальные корреспонденты «Санди тайме» приводят другие примеры пыток заключенных. Один из них — Гассан Харб —37-летний представитель палестинской интеллигенции, журналист из Рамаллаха. В ночь с 21 на 22 апреля 1974 г. он вместе со своей женой гостил в доме тестя. Вскоре после полуночи их разбудили шесть израильских солдат и два человека в штатском. Один из них велел Харбу одеться. На Харба надели наручники, завязали глаза и втолкнули в машину, которая доставила его в тюрьму. В течение двух с половиной лет Харба продержали в тюрьме без суда.

Когда о его деле рассказали в 1976 г. в ООН, представитель Израиля Яков Дорон отрицал его как «типичную историю о зверствах, распространяемую против израильской администрации определенными элементами». 18 января 1977 г. Харб был освобожден и отправлен домой. Корреспонденты «Санди таймс» встретились с ним. Вот суть его истории.

В первые 50 дней с ним ничего не случилось. Когда его привезли в тюрьму, он получил несколько тумаков и, находясь все еще с завязанными глазами, слышал, как то же самое проделывали с другими.

На 51-й день ему опять завязали глаза и куда-то повезли. Привели в комнату и сняли мешок и повязку. Человек в гражданской одежде обратился к нему по-арабски:

— Знаешь, где ты находишься?

— Нет,— сказал Харб.

— В Касран-Нигая.

Это название тюрьмы в Багдаде, столице Ирака. Харб понимал, что он не в Ираке. Но он знал, что Касран-Нигая по-арабски означает «дворец конца», и понял, что имеет в виду его собеседник.